Санкт-Петербург,
Невский пр. 54
ежедневно с 11.00 до 21.00

КОНТАКТЫ

+7 (812) 571-40-20

Галерея открыта
ежедневно

по адресу: Невский пр., 54


с 11:00 до 21:00
без выходных

Как купить?

Понравился предмет из каталога? Узнайте, как его зарезервировать: здесь.

Как продать?

Желаете предложить предметы старины на продажу? Узнайте, как: здесь.


07.07.2011

Волшебство иллюзии. К истории оформления петербургских особняков и дворцов

Присутствие в современном интеръере предметов старины за последние годы стало уже почти привычным. Однако использование в его убранстве деталей отделки прежних веков: старинной настенной и плафонной живописи или даже целых стенных панелей - встречается довольно редко. Между тем в Западной Европе такой прием считается весьма актуальным и существуют даже антикварные фирмы, которые специализируются именно на продаже такого рода предметов. К сожалению, в России вследствие бурных исторических событий не многое сохранилось от прежней роскоши дворцовых покоев. Тем интереснее встреча с памятниками русского декорационного искусства, чудом выжившими среди войн, революций и капитальных перестроек XX в.

  _article_img_04[1].jpg
Луиджи Премацци. Голубая гостиная в особняке барона Штиглица. Акв. 1869-1872. Воспроизведено по: Луиджи Премацци. Акварели и рисунки. СПб, 1996.

Недавно на петербургском антикварном рынке появился живописный плафон, который по всем стилистическим и технологическим признакам относится к 1850-1860-м гг. Плафон, вероятнее всего, происходит из петербургского дворца или особняка, название которого нам, к сожалению, пока не известно. Вся живописная композиция помещена в овале: можно предположить, что плафон был окружен лепной рамой. По периметру овала изображена иллюзорно написанная балюстрада, создающая ощущение открытого свода. За балюстрадой виднеются зеленые кроны деревьев, а в центре среди светло-голубых небес и клубящихся облаков парит божество, окруженное сонмом порхающих амуров. Это божество, как бы выглядывающее из облаков, несомненно является Фортуной - римской богиней счастья, случая и удачи. Одной рукой она держит рог изобилия, из которого светлым дождем сыплются золотые монеты; в другой - кадуцей (посох, обвитый двумя змеями). Рука богини, сжимающая кадуцей, опирается на прозрачную сферу.

Древние римляне часто изображали Фортуну женщиной с рогом изобилия, сыплющей монеты, иногда на шаре или колесе, символизировавшими изменчивость счастья, с повязкой на глазах. Интересно, что изначально Фортуна была богиней урожая и плодородия, а также покровительницей женщин. Она была божеством, которой посвящали первенцев. Изображениями Фортуны украшали амулеты, монеты, печати и, конечно, произведения искусства. Аллегория нашего плафона заимствована из XVIII столетия, она должна была стать своеобразным пожеланием удачи в делах хозяину дома, неиссякаемого богатства и счастья в супружестве. Изображение рога изобилия, наполненного плодами, а также вазы с пышными букетами цветов и гирлянды фруктов дополняют тему достатка и процветания.

  _article_img_05[1].jpg
Плафон с изображением богини Фортуны. Неизвестный художник сер. XIX в. Холст, масло; 256x346 см (овал).

Искусство написания плафонов было совершенно неизвестно русским художникам допетровской эпохи. Великий Петр, задумав постройку новой столицы - Санкт-Петербурга, пригласил в Россию иностранных архитекторов и живописцев, знавших секреты возведения и оформления дворцов «по европейской моде». В 1-й четв. XVIII в. на русскую службу поступили два французских живописца-декоратора: Луи Каравакк и Франсуа Пильман. Последний был весьма искусным мастером, обладавшим безупречным вкусом. Пильман привнес в архитектурное убранство петербургских дворцов изящный и легкий дух эпохи Регентства. Таким образом русский двор познакомился с изысками французского рококо, доселе не виданными. По счастью, многие из работ Каравакка и Пильмана сохранились до наших дней. Посетители Меншиковского и Летнего дворцов в Петербурге, а также любимого Петром I приморского дворца Монплезир в Петергофе могут, как и ранее их знаменитые владельцы, любоваться старинными росписями.

Принципы украшения царских резиденций и дворцов знати, заложенные в петровское время, получили развитие в сер. XVIII в., в эпоху правления его дочери - императрицы Елизаветы Петровны. По ее указам царская казна тратила неимоверные суммы на строительство дворцов в Петербурге и загородных резиденций в Царском Селе и Петергофе. Главным архитектором двора в этот период становится Франче-ско Бартоломео Растрелли, а первым живописцем, театральным архитектором и декоратором -Джузеппе Валериани. Двадцатилетнее царствование Елизаветы было отмечено художественным диктатом итальянцев и созданием нового стиля в русской архитектуре, который получил название «растреллиевского» или «елизаветинского» барокко, - стиля, как нельзя более подходившего для прославления мощи Российского государства и величия абсолютной монархии. Огромные парадные анфилады дворцов Растрелли затягивали ошеломленного посетителя в волшебный мир сверкающих зеркал, золоченой резьбы, дрожащих хрустальных подвесок и мерцающих свечей. Когда же он поднимал восхищенные взоры к потолку, то ему открывался небесный свод, где на воздушных облаках парили античные боги, играли шаловливые амуры и взмывали ввысь крылатые гении. Разумеется, это была всего лишь иллюзия, но иллюзия, созданная столь мастерски, что она неминуемо притягивала к себе взгляды и заставляла пристально рассматривать изображенных на плафоне персонажей. Каждый плафон скрывал в себе какую-либо аллегорию, которая была прозрачна и понятна просвещенному наблюдателю XVIII столетия. Чаще всего это были сюжеты из античной мифологии, в которых под видом древних языческих богов воспевались российские монархи, их добродетели и их дела на пользу Отечества.

  _article_img_06[1].jpg
Будуар в особняке графини Софьи Паниной. Фото К.Буллы, нач. XX в. ЦГАКФФД.
  _article_img_07[1].jpg
Концертный зал в особняке купца Г.Г.Елисеева. Фото К.Буллы, нач. XX в. ЦГАКФФД.
Декораторы XVIII столетия любили также использовать темы времен года и четырех стихий - Огня, Земли, Воды и Воздуха, а также двенадцати месяцев и знаков Зодиака. Не менее популярными были и герои поэтических произведений Овидия, Торквато Тассо или Фенелона де ля Мота. Умением «сочинить» плафон, или создать его инвенцию, как это называлось в XVIII в., обладали немногие художники. Кроме самого ремесла живописца они должны были блестяще знать законы перспективы, иметь безупречное чувство композиции и владеть мастерством изображения фигур в ракурсе, в расчете на большую высоту. В течение всего XVIII в. плафоны в России по преимуществу писали иностранцы, им помогали русские ученики, многие из которых раньше учились иконописи. Итальянские мэтры жаловались на то, что большинство из присланных к ним учеников совершенно не знают анатомии, а некоторые даже пишут вместо пяти - шесть пальцев на руке. Однако учеба у итальянских мастеров монументально-декоративной живописи, чье искусство на родине передавалось веками из поколения в поколение, не прошла даром для русских подмастерьев. Уже во 2-й пол. XVIII в. в России появилась целая плеяда талантливых декораторов: Гавриил Козлов, братья Иван и Алексей Вельские, Борис Суходольский... В 1757 г. по указу императрицы Елизаветы Петровны в Петербурге была основана «Академия трех знатнейших художеств», где началось профессиональное обучение будущих исторических живописцев и художников-монументалистов. Впоследствии многие из выпускников Академии работали над украшением общественных зданий, храмов и дворцов северной столицы.
  _article_img_08[1].jpg
Кабинет великой княгини Ольги Федоровны в Ново-Михайловском дворце. Фото К.Буллы, нач. XX в. ЦГАКФФД.

XVIII столетие осталось в истории русского искусства «золотым веком» декорационной живописи, однако интерес к этому жанру сохранялся и на протяжении всего XIX в. Свою дань увлечению монументально-декоративной живописью отдали архитекторы, работавшие в период господства исторических стилей (историзма). Особенно увлекались использованием плафонов, десюдепортов и других живописных «стенных украшений» мастера второго рококо. Этот неостиль воспроизводил во всех подробностях интерьеры эпохи рококо и барокко; часто его называли «Луи кенз» (то есть «Людовик XV»), а иногда и «помпадур». В то же время источником вдохновения для создателей архитектурных памятников в стиле неорококо нередко служили пышные дворцы елизаветинской эпохи, в особенности же - Зимний и Царскосельский.

С 1850-х гг. во многих царских дворцах, а также в особняках знати и финансовой элиты появляются разнообразные живописные плафоны, частью исполненные русскими художниками, частью привезенные из-за границы. Например, в роскошном особняке банкира барона Штиглица на Английской наб., 68 (построен арх. А. И. Кракау в 1859-1862) Голубую гостиную украшал великолепный плафон «Амур и Психея». Он был специально заказан Александром Людвиговичем Штиглицем знаменитому немецкому художнику Хансу фон Маре именно для этого интерьера. Барон Сергей фон Дервиз, сын известного промышленника и строителя железных дорог, купил особняк на Английской наб., 34 и пригласил для его отделки и создания серии плафонов в концертном зале модного русского живописца Константина Егоровича Маковского. Художник работал над заказом фон Дервиза с 1886 по 1889 г., создав большой живописный ансамбль, где были панно на мифологические и библейские сюжеты, а также плафоны, представляющие аллегории Воды, Музыки, Скульптуры и Поэзии. Тематически плафонная живопись XIX в. возвращалась к своим прототипам XVIII столетия, используя разработанные ранее сюжеты и систему символов.

  _article_img_09[1].jpg
Маковский К.Е. (1839-1915). Аллегорическое панно «Живопись» из особняка Сергея фон Дервиза. 1886-1887. Холст, масло; 249,5x161,5 см. Частное собрание.
  _article_img_10[1].jpg
Маковский К.Е. (1839-1915). Эскиз росписи панно «Живопись». Бумага, пастель; 97x65 см. ГТГ.

До начала XX в. излюбленной оставалась тема времен года и четырех стихий. Одним из ведущих художников-монументалистов этого времени был живописец двора Эрнест Карл фон Липгарт. В кон. XIX в. он участвовал в обновлении апартаментов вел. кн. Константина Константиновича (К. Р.) в Мраморном дворце. В будуаре его супруги - вел. кн. Елизаветы Маврикиевны, стилизованном в духе рококо (арх. В. В. Николя), в 1894 г. был установлен исполненный Липгартом плафон «Времена года». Недавно в Мраморном дворце, который теперь входит в состав ГРМ, воссозданы комнаты жилой половины вел. кн. Константина, и плафон Липгарта предстал в новом блеске.

К несчастью, многие плафоны XVIII и XIX вв. были безвозвратно утрачены для нас: они погибли во время войн, пожаров, реконструкций... Достаточно вспомнить о плафонах Большого Петергофского и Царскосельского дворцов, сгоревших во время Великой Отечественной войны. Еще больше плафонов погибло в петербургских особняках и барских апартаментах во время капитальных ремонтов и «уплотнений». Поэтому живописные плафоны сер. и 2-й пол. XIX в. можно считать настоящим раритетом. Эти редкие произведения декорационной живописи могут и сейчас служить эффектным дополнением интерьера - как в старинном особняке или квартире в старой части города, так и в загородном доме.

  _article_img_11[1].jpg
Столовая в особняке Павла фон Дервиза (Английская наб., 28). Фото К.Буллы, нач. XX в. ЦГАКФФД.


Возврат к списку



Tags:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Контакты

Наш магазин расположен по адресу:

Санкт-Петербург, Невский пр. 54,
станция метро "Гостиный Двор"
(угол Невского и Малой Садовой,
напротив Екатерининского сада)

Часы работы:

Салон открыт с 11:00 до 21:00
ежедневно, без выходных

Как с нами связаться

Телефон: +7 (812) 571-4020, 571-9089
Факс: +7 (812) 571-2057
E-mail: nevsky54@mail.ru
Facebook: facebook.com/Gallery.Petersburg
Instagram: @petersburg_antique
Skype: Salon-Petersburg

Эксперты-консультанты:

Подольский Владимир Ильич
Тришина Ульяна Александровна
Вихорева Дарья Владимировна