(812) 571-4020
Время работы

(812) 571-40-20

Санкт-Петербург
Невский пр. 54


Салон открыт с 11:00 до 21:00 ежедневно, без выходных

Как купить?

Понравился предмет из каталога? Узнайте, как его зарезервировать: здесь.

Как продать?

Желаете предложить предметы старины на продажу? Узнайте, как: здесь.

28.03.2011

Заметки петербургского антиквара

Антикварный рынок Петербурга быстро восстанавливается после кризиса. Это происходит за счет притока новых клиентов. Галереи и независимые арт-дилеры начали изобретать новые формы привлечения клиентов на фоне того, что активные ранее покупатели уже во многом пресытились. Тем не менее, инвестиции в антиквариат остаются одними из самых рентабельных, однако в той же степени и рискованных видов вложений: очень трудно предугадать будущие тренды без тонкого чутья и глубоких знаний искусства и рынка в целом. Президент Ассоциации антикваров Петербурга, член правления Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров, генеральный директор антикварного салона "Петербург" Игорь Полторак рассказал о том, как складывался антикварный рынок России в целом и Петербурга в частности, а также о ситуации в этой сфере.

– Есть ли у петербургского рынка антиквариата особенности, отличные от общероссийских тенденций?
– Нужно, во-первых, понимать, что такое антикварный рынок. Клиенты антикварных магазинов и галерей – это люди, которые хотят купить антиквариат, и те, кто хочет его продать. Антикварные салоны – лишь посредники между теми и другими, представляющие услуги по нахождению, при необходимости – по реставрации, исследованию и дальнейшему продвижению предметов старины. История Петербурга-Петрограда, как столицы Российской Империи на протяжении более чем 200 лет, в значительной степени определила ситуацию на этом рынке. В этот период здесь жили и творили художники, скульпторы, архитекторы, золотых и серебряных дел мастера принесшие славу русскому искусству. Их огромное наследие сохранилось не только в музейных, но и в частных собраниях петербуржцев. Сейчас эти вещи – наиболее важные предметы на антикварном рынке. В этой связи, Петербург выступает как основной поставщик предметов старинного русского искусства. Надо сказать, что в Петербурге все еще преобладает тяга к классическому искусству. Например, если это живопись, то живопись реалистической школы: русский академизм, салон и живопись передвижных выставок. Об этом красноречиво свидетельствуют галереи: большинство из них занимаются именно искусством XVIII и XIX веков, начала XX века. В то время как, например, московские салоны все больше выставляют предметы русского авангарда или предметы советского периода.

– Есть ли у антикварных салонов специализация?
- До недавних пор были в основном мультинаправленные магазины, салоны, галереи, то есть антиквары занимались всем. В одном магазине можно было найти совершенно различные вещи – от битой поповской чашки до картины Айвазовского. Кто что смог достать, тот тем и занимался. Но постепенно, где-то к концу 1990х годов, сложилась следующая тенденция: магазины начали выделяться по направлениям. Например, в Петербурге появились салоны, которые начали продавать только предметы в стиле ампир. Или галереи, занимающиеся не только одним стилистическим направлением, а непосредственно особой категорией антиквариата, например: русской живописью, художественной бронзой и т.д. Рынок постепенно движется в сторону мононаправленности. Думаю, эта тенденция будет сохраняться, так как во всем мире крупные галереи имеют выраженную специализацию: одна занимается мебелью, другая – японским искусством, третья – часами.

– Насколько выгодна подобная специализация, ведь ее достаточно трудно соблюсти?
– Есть важный момент: так галерея становится более понятной для потребителя. Когда занимаешься определенным направлением, легче установить контакт с клиентами. Постоянные клиенты уже знают, что можно искать в определенных магазинах. Предположим, если галерея занимается иконами, то понятно, что именно сюда будут приносить иконы и приобретать их будут, скорее всего, именно у этой галереи. Кроме того, специализация позволяет глубже узнать свой предмет. А покупатель нуждается в качественных предметах, поскольку его знания и потребности растут вместе с рынком. В целом можно сказать, что происходит попытка выстраивания более понятных потребителям брендов.

– Какие категории потребителей можно выделить?
– Наверное, стоит разделить покупателей прежде всего по сферам интересов, поскольку антикварный рынок достаточно широк. Есть рынок художественных искусств: живопись, декоративно-прикладное искусство, мебель. Существуют такие специальные направления, как нумизматика или фалеристика. Или старинное оружие. В каждом из этих направлений свои потребители и свои подкатегории клиентов. Если взять, к примеру, рынок изобразительного искусства, то это собиратели.

– То есть коллекционеры?
– Не совсем. Есть разница между коллекционером и собирателем. Собиратель – человек, который просто окружает себя красивыми вещами, не всегда придерживаясь строгой и логичной системы. Что нравится, то он и приобретает. С коллекционером совершенно другая ситуация. Это человек, который занимается систематическим коллекционированием в определенном направлении. Коллекционеры по большей части находятся на рынках нумизматики, фалеристики, старинного оружия. Что касается изобразительного искусства, то здесь коллекционеров меньше, преобладают собиратели.

– Сколько среди них инвесторов, целенаправленно вкладывающих в антиквариат средства, чтобы обеспечить доходность?
– Сложно назвать одну конкретную цифру. Конечно, есть процент людей, которые, вкладывая деньги в антиквариат, таким образом инвестируют. Антикварный рынок априори все время растет, то есть цены на многие предметы выросли более чем в десять раз с начала 1990х годов. По этому есть инвесторы, понимающие общий тренд и целенаправленно вкладывающие в антиквариат. Но первично ли для них вложение денег, а не получение удовольствия от обладания предметом, от эстетического наслаждения – это спорно. Конечно, приятно обладать красивой вещью, которая в цене по крайней мере не падает, а может быть, и сильно растет. Но инвестирование в антиквариат – очень тонкая материя, потому что здесь нет непреложных законов. Существует только рейтинг, согласно которому художник Айвазовский ценится выше, чем художник Блинов, хотя и тот и другой были популярными маринистами. Рейтинг четко привязан к какой-то ценовой группе. Чтобы понимать, как инвестировать в этот рынок, необходимо быть в нем, держать руку на пульсе, постоянно покупать и продавать. Понятно, что инвестор, когда у него есть другие направления деятельности, должен потратить массу времени на анализ текущей ситуации и прогнозирование. Либо руководствоваться в сделках мнением своего антикварного консультанта – представителя галереи, магазина или частного эксперта, которому он доверяет.

– Насколько рискованны такие инвестиции? Все зависит лишь от того, насколько хорош твой консультант?
– Риски есть всегда, как и у любого инвестирования. Но компетентность самого инвестора и его консультанта – очень важный фактор. Где-то с 2002 до 2008 года рынок увеличивался бешеными темпами. Можно было получить 30% годовых, по некоторым позициям и больше. Русская живопись, изделия фирмы Фаберже росли в цене "как на дрожжах". Кто это понимал и грамотно вкладывал деньги – был в выигрыше.

– Допустим, я купила канделябры, что стоят у вас на входе в галерею, совершенно не думая. Через десять лет они подорожают в любом случае?
– Совершенно не обязательно. Мы сталкиваемся с тем, что на некоторые группы товаров просто проходит мода. Еще в начале 80х годов прошлого века в Москве можно было купить Айвазовского, условно говоря, за 3 тыс. рублей. В начале 1990х годов такая работа стоила 30 тыс. долларов. Еще через десять лет цена повысилась до 300 тыс. Но есть направления, которые были крайне популярны (к примеру, фарфор, произведенный в Германии и Дании), но сейчас интерес к ним резко упал. Эти предметы не востребованы. Зато появились новые тенденции, новые вещи, которые в силу многих причин стали более востребованы. Неразумно просто купить канделябры, необходимо понять: вкладывать нужно в то, что редко сегодня и, будет редко завтра.

– Насколько российский рынок вовлечен в глобальный антикварный рынок?
– Вовлеченность носит односторонний, ограниченный характер. Российское законодательство позволяет ввозить предметы старины на территорию Российской Федерации. Для личного пользования ввоз предметов осуществляется беспошлинно. Организации облагаются налогом. А вывоз ограничен 100 летним рубежом, то есть предметы антиквариата старше 100 лет вывозу не подлежат. Есть и другие ограничения по вывозу, предусмотренные законадательством. Чтобы вывезти предмет, которому меньше 100 лет, необходимо подготовить документы в соответствующих организациях, поэтому антиквары, да и вообще граждане России, сильно ограничены в своих действиях. Из-за сложного оформления многие иностранцы, которые приезжают сюда в качестве туристов, не имеют возможности приобрести антиквариат. Для Петербурга, являющегося туристическим центром России, это является большим недостатком. У нас происходит такое однобокое общение с миром – мы можем лишь приглашать иностранных гостей полюбоваться нашим богатством. - Тем не менее, петербургские антиквары активно участвуют в общественной деятельности международного антикварного сообщества. В июне 2011 г. в Петербурге состоится конференция Международной ассоциации антикваров CINOA, где будут обсуждаться общие проблемы, выступят с докладами знаменитые эксперты – искусствоведы и аналитики антикварного рынка.

– Проводятся ли в России аукционы иностранных торговых домов?
– Нет, из за специфики нашего законодательства в этой сфере.

– В других странах такие же законы?
– Конечно, мы не одни с такими проблемами, подобные трудности, к примеру, есть в Польше. С недавнего времени разрешено вывозить антиквариат, но введены такие пошлины, что не только вывозить – думать об этом не хочется. Существуют серьезные ограничения в Италии. В Великобритании и Франции то же есть ограничения, но они носят разумный характер: если ты вывозишь предмет, который признан исторически важным для государства, оно имеет право оспорить вывоз и приобрести его самостоятельно. Если у государства такой возможности нет, то можно вывозить. Конечно, как правило, деньги находятся, и государство выкупает предмет.

– Насколько вероятно, что ограничения в России перестанут быть столь жесткими?
– Прогнозы – штука неблагодарная. Возможно, в связи со вступлением России в ВТО что-то поменяется. Но пока предпосылок к этому нет.

– Чем отличается работа арт-дилеров и салонов?
– Я тоже арт-дилер, хотя руковожу салоном. По большому счету, салон или галерея имеют преимущество: организация может обслужить большее количество потребителей и предоставить им больший ассортимент. А принцип работы один и тот же: нахождение, исследование и реставрация, дальнейшая дистрибуция предмета. Конечно, у организации шире сеть связей и больше ресурсов, чтобы исследовать и реставрировать предмет, экспонировать его на выставке, потому что есть определенные льготы для юридических лиц.

– Что влияет на установление цены на рынке?
– Существует ежедневная практика покупок и продаж самих галерей, которая выявляет тенденции роста и падения цен. Кроме того, все мы ориентируемся на прецеденты продаж, которые создаются в результате аукционных торгов. Конечно, мы на что-то должны опираться, и отправная точка это цена, возникшая в результате торгов на аукционе. Сложность в том, что каждый предмет антиквариата, чаще всего, является уникальным и прямых аналогов не имеет. Но при наличии предметов со схожими характеристиками и параметрами возникает возможность оценки по аналогии. Доля субъективности в оценке все равно остается достаточно высокой.

– Какова цена входного билета на антикварный рынок?
– Входные барьеры достаточно высокие. Чтобы успешно существовать на этом рынке, необходимо иметь определенный уровень доверия покупателей. Авторитет поддерживается, прежде всего, вещами, представленными в салоне. Предметы возникают не случайно. Потому что первоклассные предметы могут быть только в тех галереях, где работают специалисты с высокой квалификацией. Обладающие серьезными знаниями в области искусствоведения, истории культуры, реставрации, имеющие хорошие профессиональные связи в этих областях. Данная услуга подразумевает близкие связи с потребителями, поэтому необходимо наличие высоких моральных и этических качеств у продавца, услуга эта крайне доверительна.

– Как повлиял кризис на ситуацию на рынке?
– Существуют факторы внешнего окружения, как на любом рынке. Люди покупают антиквариат, прежде всего, себе в удовольствие, в хорошем настроении. Чтобы приобрести антикварный предмет, необходимо иметь желание, знание и деньги. Когда эти факторы расходятся, начинается стагнация. Наши клиенты – конечно, люди состоятельные, и кризис, нанесший серьезный урон многим отраслям экономики, затронул многих из них. Рынок меняется – меняется и покупатель. Появилась новая категория клиентов, которые подходят к вопросу приобретения антикварных предметов более скрупулезно. Очень продуманно. Очень грамотно. Я делаю ставку именно на нового покупателя. Ему интересно не то, что стоит дешевле, а то, что имеет большую историческую или художественную ценность. К сожалению, сейчас среди наших клиентов нет представителей среднего класса. В связи с кризисом они антиквариат приобретать перестали.

– Но средний класс был в числе покупателей антиквариата?
– Были люди, которые могли прийти и купить предметы стоимостью 30-50 тыс. рублей, просто чтобы себя порадовать. Остались крайне состоятельные, требующие индивидуального подхода к себе, поэтому магазинный бизнес находится в трудной ситуации. И сейчас в большей степени это бизнес больше галерейный для избранных покупателей.

– Каковы ваши прогнозы?
– Чтобы люди стали покупать активно, необходимо время: они должны войти во вкус, у них должны появиться глубокие знания. Поэтому мы стали больше работать – ищем новые формы общения с клиентами. Теперь мало просто создать галерею и ждать, что к тебе придет состоятельный человек и скупит все предметы на корню. В Петербурге проводятся выставки, аукционы, организуются лекции по истории искусства и экспертизе. Антикварные галереи активно используют интернет – у большинства петербургских салонов есть собственные интернет сайты. Ускоряется передача информации, что отчасти упрощает работу. Но, кроме того, это расширяет географию продаж: если недавно существовали только Москва и Петербург, которые являлись лидерами, то постепенно антикварный рынок начинает развиваться и в других городах.


Возврат к списку


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru